WTF Lupin III 2015




Ссылка на скачивание всех текстов

Название: Собачья работа
Автор: WTF Lupin III 2015
Бета: WTF Lupin III 2015
Размер: драббл, 799 слов
Пейринг/Персонажи: инспектор Зенигата
Категория: джен
Жанр: псевдонуар
Рейтинг: G
Для голосования: #. WTF Lupin III 2015 - работа "Собачья работа"

Я просыпаюсь в полуподвальном номере дешевой гостиницы очередного города очередной страны. Я так давно мотаюсь по всему миру, что больше не утруждаю себя запоминанием названий. Лас-Вегас, Шанхай, Пуэрто-Рико, Монреаль – сотни и сотни городов – все они сливаются в моем сознании в один серый, бесконечный, утонувший в преступлениях мегаполис, из которого нет выхода, в котором нет надежды.

Иногда я думаю, что мне пора остановиться. Пора выйти из этой игры, в которой мне не суждено победить. В конце концов, я не становлюсь моложе, и с каждым годом становится все сложнее. Я так редко бываю дома, что даже забыл, что это такое – дом.

Но долг полицейского гонит меня вперед. По крайней мере, я вру себе и другим, что это долг полицейского. На самом деле, я просто не могу. Как пес на собачьих бегах, обученный гнаться за механическим кроликом, я просто не могу прекратить преследовать Его.

Солнечный свет с трудом пробивается сквозь грязные окна. Я завтракаю прямо в номере, просто запихиваю в себя залитую кипятком лапшу. Как всегда, чувствую горький привкус поражения. Сколько их было в прошлом и сколько еще предстоит?

Потом надеваю пальто и шляпу, выхожу на улицу и закуриваю первую утреннюю сигарету. Ее дым смешивается с городским смогом и растворяется в нем, бесследно исчезая, так же, как Он бесследно исчезает в городских кварталах бесконечного мегаполиса.

Я выбрасываю окурок, надвигаю шляпу поглубже и направляюсь в полицейский участок. Я должен предупредить их о Нем и о готовящемся ограблении, хоть это и бесполезно.

Полицейские бесконечного мегаполиса не воспринимают меня всерьез. Я вижу, как они поглядывают на меня, тайком крутят пальцем у виска и посмеиваются. Они считают меня сумасшедшим. Одержимым. Они говорят – вы преувеличиваете, инспектор, ни один человек не в состоянии преодолеть систему безопасности такого уровня. Они говорят – вы переоцениваете его возможности. Ну да, хороший вор, возможно, лучший в мире, но ведь не волшебник, не призрак, не монстр – всего лишь обычный человек.

Впрочем, пока они соглашаются усилить охрану, пусть даже только для того, чтобы я успокоился и заткнулся, они могут сомневаться сколько угодно.

А мне каждый раз хочется верить, что они правы – хотя бы на этот раз.

Но в конечном итоге прав всегда оказываюсь я.

День клонится к вечеру. Уже почти семь часов – время, которое Он указал в своей издевательской записке с предупреждением. Банк оцеплен в три кольца.

Я лично иду проверять посты – полицейским бесконечного мегаполиса нельзя доверять. Я интересуюсь, не появлялся ли здесь кто-нибудь подозрительный.

– Нет, никто, – пожимает плечами парень, дежурящий у черного входа, – Только директор банка – сказал, что хочет лично проследить…

– Идиот! – кричу я, – Кретин! Придурок!

Потом отшвыриваю его с дороги и бегу вверх по лестнице, прекрасно понимая, что уже поздно. Но не попытаться я не могу.

– Что? – кричит он мне вслед обиженно, – Что не так? Это правда был директор банка, я же знаю его в лицо!

Очевидно, ты отсутствовал, когда я рассказывал о том, как Он умеет маскироваться, вот что не так!

– Комиссар, Люпен в здании! – на бегу кричу я в рацию, – Никого не выпускать!

Я слышу топот ног спохватившихся полицейских, они беспорядочно бегают и создают хаос. Это Ему только на руку – в такой суматохе Он спокойно выберется наружу незамеченным.

Я добегаю до комнаты с сейфом и вижу знакомую картину – охрана без сознания, дверь распахнута, сейф пуст, не считая очередной издевательской записки. Мне хочется выть от бессилия, но я сдерживаюсь.

За окном слышится стрекот вертолета.

– На крышу, бегом, живо! – рявкаю я на замерших в растерянности полицейских и сам подаю им пример.

Он на крыше, собирается залезть в вертолет. Его красный пиджак – единственное яркое пятно в монохромном мире бесконечного мегаполиса.

Иногда я думаю – не гоняюсь ли я за ним только ради того, чтобы снова иметь возможность увидеть хоть какой-нибудь цвет, кроме серого?

– О, Папаша, – говорит Он, нисколько не удивленный и не обеспокоенный моим появлением, – Ты опять опоздал.

Его подельники двумя черными тенями стоят за его спиной и скалят зубы.

Его женщина насмешливо машет мне рукой.

Он и его банда – люди, ближе которых у меня нет никого в этом мире.

Мои лучшие враги.

Мне вдруг становится спокойно, как будто я вернулся домой, туда, где меня ждут, где мне рады.

– Люпен, ты арестован! – ору я, чтобы стряхнуть с себя это чувство.

Не подобает честному служителю чувствовать такое по отношению к ворам.

– Пока, Папаша, – говорит Он, смеясь, захлопывает за собой дверцу, и вертолет взлетает.

Появляются полицейские, запыхавшиеся от бега по лестницам, и сразу открывают беспорядочный огонь, надеясь подбить его.

– Я никогда не перестану преследовать тебя, никогда! – ору я, но они вряд ли меня слышат. Я вижу, как они смеются, счастливые, оттого что снова удача оказалась на их стороне, и снова ловлю себя на том, что хотел бы я сейчас быть там и смеяться вместе с ними.

Возможно, мне пора перестать обманывать себя и стоит просто присоединиться к ним.

Возможно, однажды я так и сделаю.

Вертолет превращается в маленькую черную точку на сером небе, а потом исчезает совсем.

Я спускаюсь с крыши.

Пора начинать готовиться к нашей следующей встрече.



Название: The most wanted daddies
Автор:WTF Lupin III 2015
Бета: WTF Lupin III 2015
Размер: мини 1723 слова
Пейринг/Персонажи: Люпен III, Джиген/Рэдди, Гоэмон/Муросаки, инспектор Зенигата
Категория: джен
Жанр: Юмор, флафф, повседневность
Рейтинг: G
Краткое содержание: "Твои дети, ты их и воспитывай!"
Примечание: Сборник коротеньких историй. Между собой они не связаны, хронологически не расположены. Просто отдельные истории. P.S. мужчины так интересно смотрятся с детьми.Х)))
Для голосования: #. WTF Lupin III 2015 - работа "The most wanted daddies"

О скуке, бриллиантах и лягушках

– Папа, папа! Смотри, какой листик я насла! - девочка в красном сарафане подбегает к мужчине, расположившемуся на скамейке, и забирается к нему на колени.

– Маки, он же грязный. Ты его из лужи достала, что ли? - папа отбирает находку у дочери и вытирает ладошки платком, вытащенным из кармана. - Не подбирай ничего с земли.

– Харасо, - послушно отвечает девчушка и ждет, когда ткань уберет все грязные разводы с левой руки, держась правой за отворот пиджака.

Рука чиста, грязный лист клена выброшен, и Маки слезает с отцовских колен, оставляя на брюках пару пыльных следов от сандалий, и бежит к мальчишкам, загнавшим в канавку лягушонка.

В отдаленной части парка, куда прогуливающийся народ заходит редко и, скорее всего, случайно заблудившись, на лавочке расположились трое мужчин.

Первый сидел, сложа руки на груди, и изредка выглядывая из-под надвинутой на глаза шляпы – следил за передвижениями двух мальчишек. Второй, ярко-красный пиджак которого был виден издалека, отряхивал брюки от песка. Третий, свесив руку через ворот кимоно и оставив болтаться рукав, делал вид, что дремал. В обнимку с мечом.

– Значит, говоришь, скучно тебе, - протянул Люпен, доставая из кармана куртки сигареты и зажигалку. И тут же получая чувствительный тычок под ребра от «проснувшегося» Гоэмона.

– Не кури при детях!

– Да дети вон где! - возмутился Люпен, взмахивая рукой в сторону играющих чад воровской тройки.

– Я сказал - не кури! - рука уже потянулась к Зантецукену.

Люпен взглянул на Джигена - тот сидел и уныло жевал зубочистку - и спрятал сигареты обратно. С самураем спорить себе дороже.

– Скучно, значит? А когда я тебя звал помочь с кражей бриллианта из коллекции этого Дугласа, ты что сказал? – Арсен надвинул брови на глаза и пробасил, пародируя друга, - «Я занят». А это была бы не кража, это был бы шедевр!!!

– У Сэма была температура. Я же не мог оставить его на Рэдди, - недовольно отозвался Джиген.

Люпен только махнул рукой.

– Почему лягуска прыгает? – Маки сидела на корточках и смотрела на животное.

Мальчики, также наблюдавшие за лягушонком, задумались.

– Чтобы сбегать! – наконец выдал брат Маки.

– Зачем ей сбегать, это же лягушка, - рассудительно произнес самый старший. – Она же не украла ничего.


О женщинах, привычках и о том, что никогда не изменится

Со словами «твои дети, ты их и воспитывай» большая любовь Люпена Третьего, Мине Фуджико, выпорхнула из несостоявшейся ячейки общества и объявлялась на уровне «хэй-хэй, вам посылка!». Очевидно, ей претила мысль о том, чтобы стать отчаянной домохозяйкой, и носу к Люпену она не казала. Фразы «а ты их мать и тоже должна воспитывать» она не переживет.

Насчет Фуджико друзья большей частью помалкивали, иногда только подшучивали, а вот их жены сначала пытались жалеть Люпена. Но после того, как он сказал, что свободен в выборе женщины, и за измены не придется получать между ног, при этом улыбнувшись совершенно как маньяк, Рэдди и Муросаки переглянулись и больше на него жалостливыми глазами не смотрели.

Быть папочкой Люпен привык, однако этот факт отцовства мало изменил великого вора. Он все так же ходил по своим воровским делам то один, то прихватывая своих верных партнеров. Игрушками у его малышей были и драгоценные камни, и украшения, и артефакты, которые, впрочем, долго не задерживались – обязательно находился какой-нибудь богач, желающий видеть драгоценную безделушку у себя под стеклом на полочке.

А уж говорить о том, что женское внимание вырастало в разы, когда Люпен гордо шествовал по парку или супермаркету, толкая перед собой коляску с близнецами, даже не стоит. Дамочки умилялись ответственному родителю и сюсюкались с малышами.

Но в парке встречались не только красотки. От неожиданной встречи с Зенигатой у Люпена чуть не взял вверх рефлекс побега - Арсен вовремя взял себя в руки и продолжил прогулку. Ну куда он с коляской понесется-то.

Поравнявшись с Папашей, они одновременно остановились.

– Люпен.

– Что?

– Все воруешь?

– Бывает.

– Чтоб тебя, Люпен...

В это время из коляски потребовали пить, и Арсен вытащил из кармана бутылку. Папаша нагнулся и заглянул в нишу коляски.

– Твои? – казалось, он удивлен.

– Ага.

– Хорошие. А я вот внука жду.

От такой новости Люпен завис. Пару минут он переваривал эту новость, потом напыжился и пожал руку инспектору:

– Поздравляю!

– Спасибо. Но я тебя все равно арестую.


О привычках и методах борьбы с ними

На первых порах молодому папочке приходилось туговато, и поначалу Люпен часто кантовался у Джигена, у которого второй сын родился в одно время с близнецами великого вора.

Рэдди терпеливо помогала отцу-одиночке, пеленала, кормила, мыла, укладывала спать и своих, и его детей. Одно время даже брала их на грудное кормление. В один такой день Люпен долго порывался залезть в комнату, где Рэдди кормила малышей. Открыл дверь и получил меткий выстрел себе в лоб пулей-присоской. Напротив двери на стуле сидел Джиген, держа в руке игрушечный пистолет старшего сына, и караулил своего дружка, зная его нрав и привычки.

– Считай, что это было предупреждение, - произнес стрелок, помахивая игрушкой. – Пшел вон.

Люпен улыбнулся во весь рот, отлепил присоску и отправился домывать посуду.

Иногда ему доставалось и от Рэдди лично, например, когда он перегревал молоко. Женщина дергала его за ухо и ругалась на его легкую отвлекаемость. А он что? Он ничего. Всего лишь на ее грудь засмотрелся. Пока Джигена-то нет. И никто в задницу из пистолета не целится.

Иногда, видя, что Рэдди совсем уставала, он забирал своих близнецов и старшего сына четы Дайске и отправлялся в гости к Гоэмону, его жене и дочке. Вечно серьезный самурай навсегда завоевал расположение малышни, однажды вырезав мечом кролика из дерева. Люпен смеялся, глядя, как детвора, радостно вереща, облепляла сурового воина со всех сторон. А воин стоял и не знал, кого ему вырезать первым: ежика, лягушку или собачку. Вырезал всех сразу.

А когда тройка друзей собиралась вместе, то в доме образовывался форменный бедлам. В основном его затевали Джиген и Люпен. Делали ставки на то, чей сын быстрее доползет до противоположной стены. Гоэмон говорил, что это глупость, но краем глаза следил за гонщиками в ползунках, держа свою Мэй на коленках.

На одной такой посиделке дочка Люпена сделала первые шаги. Раз, два, три - идет к папке, ручки растопырила в стороны, личико такое сосредоточенное. Замерла, подняла голову, осмотрелась. Арсен, доселе стоявший с таким видом, словно его Зенигата арестовал с концами, вытаращил глаза и широко улыбнулся. Потом присел на корточки и, протянув руки, позвал:

– Ну, Маки, иди же сюда!

А потом долго веселился и играл с малышней. А потом подбил Джигена на вояж в бар. Домой вернулись в три ночи, без пиджаков, пьяные в ничто.


О разговорах, ссорах и фантазии.

Самое интересное началось, когда дети начали говорить. Эти бесчисленные вопросы, сыпавшиеся из малышей как горох из банки, порой вводили в ступор взрослых. Когда Арсен-младший спросил у Джигена, из чего сделана вода, тот долго размышлял, как доступнее объяснить трехлетнему парнишке это явление. Но через минуту Младший уже и думать забыл про воду, стянул с отцовского стола отвертку и принялся тыкать ею в пол.

Самой говорливой оказалась дочь самурая. Ее усидчивость была прямо пропорциональна разговорчивости. В этом просматривалась некая ирония. Подойдет к кому-нибудь и начинает спрашивать про все, что в ее головку придет. "А что, а кто, а зачем, а для чего, а почему, а для чего". И так на полчаса. Спрашивает и, не дожидаясь ответа, тут же начинает сама рассуждать. Однажды после такой словесной атаки Джиген сидел, прикрыв глаза ладонью. Когда Люпен подошел и приподнял шляпу, то оказалось, что мужчина просто заснул под мерную болтовню Мэй. Девочка сама на все ответит, ей просто нужен слушатель. Пусть даже он и спит.

А вот два близнеца были той еще парочкой. Драки, визги, крики - так проходил почти каждый день. Не поделили игрушку, кто-то что-то сломал и пошло-поехало. Маки дергает брата за уши, тот хватает ее за волосы, и оба валятся на пол и возятся, щипая и пихая друг друга.

Люпен то и дело разнимал брата с сестрой, разводил по разным концам комнаты, а сам садился посередине и продолжал начатое им дело. При этом он не говорил ни слова, не кричал и не ругался. Дети некоторое время сопели друг на друга, шмыгали носами и, вытирая слезы, сидели каждый в своем углу, а потом подходили к папе, пристраиваясь рядом и наблюдая, как он паяет схемы. Сначала Маки обнимает отца за руку, потом Арсен-младший подсаживается к нему под бок, а потом и Люпен обнимает свою малышню и хохочет.

Кстати, Джиген частенько посмеивался над другом, мол, у тебя фантазии нет - назвал сына своим именем. На что Люпен только отмахивался и ссылался на семейную традицию и родовое имя. А тем временем Арсен Люпен Четвертый выуживал из кармана бородатого дядьки блестящую зажигалку, которая давно уже манила его и жить спокойно не давала. И потом долго игрался ею, открывая и закрывая крышку.


Про кашу

Уложив своих близнецов спать, Люпен отправился на кухню перехватить чего-нибудь из еды для себя. В тот момент там расположился Джиген, кормя старшего сына. Уилл, сидевший в детском стульчике, отвлекся от ложки и посмотрел на зашедшего Люпена.

– Юпен! - мальчик вытянул руку и сжимал пальчики в кулак.

Люпен усмехнулся и дал парню "пять".

– Ты чего не кушаешь? А ну ешь кашу, - велел Арсен и указал пальцем на Джигена, державшего в руке ложку.

– Уу, - согласился Уилл и открыл рот; каша тут же туда отправилась.

Люпен наложил себе макарон и уселся напротив Джигена.

– Может, ты и меня покормишь? - обратился он к другу, добродушно улыбаясь.

Джиген посмотрел на него, как на идиота, а Люпен для демонстрации потыкал пальцем себе в рот.

– Иди к черту, придурок, - послал его Джиген по не раз хоженному адресу.

Люпен засмеялся и взял вилку. Начались обычные разговоры о выставке драгоценностей, о том, кто из местной мафии туда явится, и как все это дело будет охранять полиция. Уилл слушал их, иногда ковыряя кнопочку на стульчике. Уловив черными глазками, как Люпен орудует вилкой, Уилл внезапно отвернулся от очередной ложки каши и потребовал:

– Сам!

Ну сам, так сам. Джиген вручил ложку сыну и уселся поудобнее. Уилл неумело зачерпнул каши, несколько секунд смотрел на нее, потом неловко махнул рукой, и вся каша улетела с ложки. Шмякс. Часть попала в левый глаз Джигена, часть сползла по бороде. Люпен, следивший сначала за передачей ложки, а потом за изящным полетом каши, фыркнул, а потом заржал, закрывая ладонью рот. Горе-родитель, помеченный кашей, перевел взгляд на сына. Тот выжидающе смотрел, что ему за это будет.

Люпен продолжал гоготать в кулак, пока Джиген умывался и вытирал лицо полотенцем. Уилл сжимал ложку в кулачке и внимательно смотрел на отца. Немного подумав, малыш зачерпнул еще одну порцию, попытался отправить ее в рот, но рука опять не послушалась и сладкое месиво полетело в бок. Шмякс! Люпен затих с открытым ртом, а от виска к щеке сползала злополучная каша.

– Ну, ты прям снайпер, приятель, - прокомментировал Люпен, принимая от Джигена полотенце. - Сынок весь в папу.

Пока Люпен вытирал лицо, Джиген, гордо улыбаясь, помог сыну со следующей ложкой каши.








@темы: ФанФикшен