17:00 

WTF Lupin III 2015: тексты G — PG-13, часть 3 + список работ

WTF Lupin III 2015




WTF Lupin III 2015
"Собачья работа" драббл
"В спальной царила тишина" драббл
"Два пятьдесят по Нью-Йорку" мини
"The most wanted daddies" мини
"Fallout Lupin the Third" миди
"На твоем месте я бы..." миди

Ссылка на скачивание всех текстов

Название: На твоем месте, я бы...
Автор: WTF Lupin III 2015
Бета: WTF Lupin III 2015
Размер: миди, 4944 слов
Персонажи: Зенигата Коичи, Люпен Третий, Джиген Дайске, Ишикава Гоэмон, Минэ Фуджико,
Категория: джен
Жанр: юмор
Рейтинг: G
Краткое содержание: Говорят, что точка зрения у каждого своя. Но что если ее заменить чужой? Что вы станете делать, если вдруг поймете, что попали в чужую жизнь?
Размещение: запрещено без разрешения автора
Для голосования: #. WTF Lupin III 2015 - работа "На твоем месте я бы..."

Глава 1

– Мое изобретение позволит избавить от Люпена и остальных злодеев весь мир! А-ха-ха!
За окном сверкнула молния, раздался разрыв грома. На улице слабо моросил весенний дождь.

– Профессор Варуи, при всем моем уважении, по-моему, вы слишком спешите. Конечно, я прилетел, плюнув на собственный план, в надежде увидеть прорыв в криминалогии, но пока я вижу одни столы, провода, трубы, клетки, заключенного... И шимпанзе!.. Как все это может помочь в поимке Люпена?

– Все элементарно, мой друг Зенигата! Вот, смотрите! – ученый с невразумительной прической указал обеими руками на две койки посреди комнаты и продолжил веселым голосом, – на одну кроватку мы кладем нашего подопыт... Ну, нашего злодея... то есть, заключенный из ближайшей тюрьмы уже тут лежит. На вторую – милую обезьянку!

Ученый потянулся в клетку за животным. "Милая обезьянка" не стерпела подобной вульгарности, и укусила слугу науки. Профессор, не желая остаться единственной жертвой, бросился в клетку сам и укусил несчастного примата за хвост. В сердце обоих поселилась обида, но действие не сдвинулось с места – каждый остался по свою сторону клетки.

– Э, вы что творите! – возмутился инспектор Интерпола. – Ладно вы залепили рот преступнику! Но не надо плохо относиться к обезьяне! Она же живая, пусть и тупая!

Только-только расслышавшая комплимент обезьяна мигом среагировала на оскорбление метким плевком в глаз инспектора.

– Так вот! – продолжил Зенигата, оттирая противную слюну. – Вместо того чтобы лезть на рожон, лучше бы действовали по-хитрому.

Инспектор вытянул из кармана банан, чем вызвал у шимпанзе восторг, а у профессора Варуи чувство замешательства – откуда у уважаемого работника международной полиции в кармане плаща банан? И пока ученый погрузился в построение вероятных теорий на заданную тему, Зенигата вполне успешно выманил из клетки примата и довел его до койки.

– ...Эй, профессор Варуи! – донеслось до ученного из-за теории №22 "об использовании бананов в приготовлении лапши инспекторов Интерпола".

– Да-да? Вы что-то хотели?

– Я спрашиваю вас уже пятый раз, что дальше делать с обезьяной? Она вот-вот догрызет банан! Второго у меня нет!

– Значит, больше их у вас нет... В таком случае теории №12, №7 и №20 отпадают...

– Что вы там бормочите? Говорите громче!

– Я... Я говорю, что ее надо привязать так же, как заключенного! Вообще-то, это необязательно, от шока они не смогут двигаться, но лучше перестраховаться...

Зенигата приступил к связыванию сытого животного. Обезьянка строила самые милые и несчастные глазки, но инспектор мужественно отвел взгляд.

Вскоре все было готово.

– Начнем же! – заорал профессор Варуи и дернул большой рычаг с красным набалдашником. В лаборатории замигал свет, по проводам побежал ток, койки вспыхнули светом, просвечивая тела заключенного и примата, будто рентгеновский луч. На улице опять сверкнула молния и раздался гром. Птицы и звери разбежались, кто куда. Мелкий дождь продолжал спокойно моросить.

Мгновенную гробовую тишину перебил стук каблуков профессора Варуи. Он кинулся отвязывать шимпанзе. Обезьянка благодарно кивнула и уселась на краю койки. Ученый тут же вцепился ей в плечи.

– Получилось! Вадим, получилось!

Морда примата озарила радость, которая после краткого "у-ук" резко сменилась на яростное негодование.

– Зенигата! Прошу! В клетку этого примата!..

Но не успел инспектор отреагировать на призыв ученого, как раздались грохот и гром. Грохот – от Люпена Третьего, падающего из проломленного купола, а гром – от назойливо драматической молнии.

Несколькими минутами ранее.

– Все-таки это была отличная идея – отправить Папаше корзинку фруктов. Надо будет поблагодарить Фуджико.

– Не спеши, – прошумел в ухе Люпена голос Джигена, – мы еще не знаем, к чему нас привел Зенигата. Жучки в бананах, апельсинах и хурме – это, конечно, круто, но слышимость на минимуме! Мы только и знаем, что задание Зенигаты настолько важное, что его вызвали через полмира в этот богом забытый край.

– Во-первых, Мордовия – очень красивое и замечательное место! Во-вторых, меньше говори. Я же лезу по стене! Впереди стеклянный купол, снизу – грязь, печаль и расстройство от падения. Я туда не хочу! Так что не забивай канал!

Обиженный бубнеж растворился в мерном стуке дождя.

Люпен довольно замурлыкал. Его подъем продвигался на удивление быстро. Совсем недавно он придумал новый костюм, который прилипал к любой крашеной поверхности! И ему так не терпелось его использовать, что ничего другого он с собой не взял – даже веревку с кошкой. И вот, всего пару часов назад, он стоял перед стеной здания, в которое пригласили Зенигату, и чувствовал себя полным кретином. Стены оказались кирпичными с частыми деревянными и цементными заплатками. Ни намека на краску. И вот, вместо того, чтобы быстро взобраться на крышу и слушать все с самого начала, Люпену пришлось пробежаться по округе. Теперь, обвешанный батареей баллончиков с краской, украденных из местного гаражного кооператива, он потихоньку достигал вершины обветшалого научного центра. Пшикнуть перед собой, пару секунд подождать, подышать еще чуть-чуть, чтобы высохло, продвинуться еще немного выше, и опять пшикнуть перед собой...

– Эй!

– Что случилось?

– Наш жучок съел шимпанзе.

– Ну что же ты так обижаешь Папашу?

– Это ты его сейчас обидел! Я про настоящую обезьяну!

– Неужели Зенигату позвали охранять Розовую Пантеру? С таким названием этот алмаз только в зоопарке и выставлять! А-ха-ха!

– А-ха-ха!

Дружный смех прервал раскат грома!

– Ой, не нравится мне этот гром...

– Ладно, я отключаюсь. Ползи быстрее.

– Да-да, Джиген-чан.

Недовольного ворчания в этот раз не последовало. Обижаться на обычное прозвище? Ну уж нет! Джиген давно привык к клоунаде своего напарника, поэтому не обращал никакого внимания. Да и время от времени попадались случаи сладкой мести...

Тем временем у Люпена закончились все баллончики с золотой краской, и настало время серебряной краски! Вор даже поначалу расстроился из-за того, что третий, последний, этаж не впишется в общий стиль. Но его цель была совсем рядом! Вот еще раз дунуть... Вот еще чуть-чуть пшикнуть... Вот он уже оперся на прозрачный купол... Вот мелькнула молния, а стекло вывалилось из ненадежной рамы, увлекая за собой невезучего вора и остальную конструкцию.

Ба-ба-бах!

Люпен приземлился на койку со связанным заключенным, выудив того из благостного обморока. Испуганная громом обезьяна бросилась на Зенигату. Не ожидавший вероломного нападения сразу с двух сторон инспектор сделал два неуверенных шага, поскользнулся на банановой кожуре и грохнулся на свободную койку. Небо пронзила еще одна молния. И все бы ничего, но ее гром пророкотал в несколько раз громче – теперь-то маленькая лаборатория осталась без крыши. Заключенный с бешеными глазами разорвал на себе все цепи и устремился прочь, оставив на койке приходящего в себя Люпена. Увлеченный атмосферой общего хаоса, профессор Варуи дернул рычаг своего изобретения.


Глава 2

– ...пен! Отвечай! Что с тобой?

– Джиген?

– Ты все-таки жив!

– Стой! Джиген! Где ты сейчас! Я тебя найду!

– Что, все настолько плохо? Говорил же, опасно лазить по таким домам! Ты же был в гаражах – взял бы лучше верев...

– Джиген!!!

– Ладно-ладно! Я там, где мы договаривались! Гостиница "Интурист", номер 405. Раз ты закончил, забеги по дороге за хле...

– Молчать! Стоять! Джиген, я тебя схвачу!!!

Непреодолимая жажда справедливости и правосудия тянула за собой известного инспектора Интерпола. Он вот-вот должен был арестовать подельника своего вечного врага! А там и до Люпена рукой подать!

Вот только в спешке он не обратил ни малейшего внимания, ни на отсутствие тел, ни на бардак, оставшийся после молнии и всеобщего безумия, ни даже на свое отражение, которое ему определенно стоило увидеть. Его извечный враг был ближе, чем он думал.

Дверь в номер резко открылась от удара ногой, с грохотом отбилась от стены и дала сдачи обидчику. Тот взвыл от боли и ухватился за сломанный нос.

На грохот выбежал Джиген:

– Эм... Мне теперь звать тебя "золотце"? Или "Оскар"? Отберем у Гоэмона катану, дадим тебе в руки, и ты та модная статуэтка – один в один!

Раненный и искалеченный гость, наконец, встал на ноги. Только Джиген заметил серебряные пятна и хотел было расстроить своего напарника, мол, "не, на статуэтку не тянешь – слишком много примесей", как он заметил совсем недобрый взгляд. Глаза Люпена горели яростью:

– Джиген! Ты арестован!

– Эй! Люпен! Ты головой ударился? Или в тебя Зенигата вселился?

– Ты мне зубы не заговаривай!

С каждым словом тело Люпена зловеще надвигалось на Джигена, а тот все глубже заходил в номер. Неизвестно, чем кончилось бы их противостояние, если бы при входе в комнату не висело зеркало.

– Опять вы за свое! – Зенигата, наконец, заметил, что он выглядит совершенно по-другому. Одного взгляда на Джигена было достаточно, чтобы понять – он никуда не сбежит. Значит, есть время изучить эту маску ближе... – Эмн... Джиген... Я это, того, в туалет.

Внезапное изменение в настроении друга привело снайпера в окончательное замешательство, поэтому он только и смог из себя выдавить:

– Удачи.

Вот уже полчаса он не выходил из тесной ванной комнаты. Он испробовал почти все, что мог. Все его лицо горело алым цветом – он пытался оттянуть "маску" за все, что можно и нельзя было тянуть. Уши, веки, нос, щеки, губы, подбородок... За что бы он ни хватался, все казалось настоящим! Что хуже, когда он стянул этот ужасный костюм аквалангиста-метросексуала, оказалось, что у его "маски" нет краев! Она продолжалась на шее, обволакивала его руки, грудь и торс... Будто его собственная кожа!

"Джиген говорил со мной, как будто не знал, кто под маской. Неужели?.."

Внезапный коварный план мигом примирил Зенигату с его участью:

"Ладно, профессор Варуи, возможно, ваш план по избавлению мира от зла пройдет успешно. Главное, совместить его с моим".

– О-хо-хо, Фуджико-чан, да что ты такое говоришь!

– То и говорю, Люпен! Ты бросил меня в Монако в этом шикарном отеле, а сам уехал! Как ты мог?

"О боги! Как только Люпен ее выдерживает?"

– Ой, даже не знаю! Я же Люпен Третий! Я вор и не знаю, что такое честь!

– Ой, да ладно тебе! По-моему, в прошлый раз ты поступил очень честно, когда дал мне унести все сокровища того противного миллионера...

"Вы же его грабили вчетвером! Как ты могла забрать себе все сама? Ты что, кошка поганая? Тебе и поилку золотую подарили, и самые изысканные яства дают, и любят-лелеют, а ты все равно гадишь мимо лотка?"

– Ну, я же тупенький Люпен! Моя любовь к тебе так светла, как фары встречного грузовика на международной трассе!

– Люпен... Как ты заигрываешь... Я начинаю сожалеть, что это всего лишь телефонный разговор... Не то бы мы могли с тобой заняться чем-нибудь интересным...

"Ужас! Женщина, перестань так тянуть каждое слово! Если бы я тебя не знал, подумал бы, что ты там где-то кровью истекаешь, скорую бы вызвал".

– О, Фуджико-чан!

– Умерь свой пыл, Люпен! Я о деле! Мы могли бы встретиться и обсудить твои планы… И мое в них место...

– Твое место – за решеткой!

– Что?!

"Я это в голос сказал, да?"

– Я говорю, дорогая моя Фуджико-чан, что твое место рядом со мной. У нас тут заря уже видна, а я только зубы чищу щеткой. Заря, щетка. Зарящетка! Ха-ха-ха...

"Господи, я смеюсь как дебил, а не Люпен".

– Что-то ты не в себе, Люпен!

"Да уж, тут ты права".

– Фуджико-чан, не переживай! У меня есть отличный план! И в нем тебе отведено особое место!

– О, Люпен, мне так приятно! Я так рада!

"А уж как я рад!.."

– Ишикава Гоэмон Тринадцатый у телефона.

– Эмн... Здрасьте.

– Люпен, я же просил мне больше не звонить.

"Ты что, его бывшая?"

– Гоэмон! Ну, Гоэмон! Мы же напарники!

– Напарников не бросают в бой с десятком роботов!

"Он дуется на Люпена еще с того времени? Это было так давно! То есть, если бы я не задержал Люпена, они бы вместе расправились с роботами-сыщиками? То-то Люпен так орал в тот раз, чтобы я его отпустил".

– Ну, ты же знаешь Папу...папапа... Папашашу... Зенигату! Это он меня поймал!

– С каких это пор ты стал заговариваться? Хотя не отвечай. Мне нет разницы. А про Зенигату могу лишь напомнить тебе, что я предупреждал тебя. Не стоит его недооценивать. Не надо играть с огнем...

"Гоэмон! Ты воспринимаешь меня всерьез!"

– ...Даже если это огонь от слабой спички...

"Эмн... Ну, спасибо и на этом".

– ...От него может заняться целый костер!

"Ааааа, как красиво! Обо мне!"

– Ааааа, плак! Хнык-хнык, плак!

– Что с тобой, Люпен? Ты ранен?

"Да! В самое сердце!"

– Прости меня, пожалуйста! Я искренне раскаиваюсь! Я больше никогда не брошу тебя в лапах роботов-сыщиков!

"Конечно же, не брошу – их сняли с производства. А те прототипы ты сам разрезал, будто какой-то киборг-ниндзя!"

– Мы слишком давно знакомы, чтобы я поверил в твое раскаяние...

"Вот черт!"

– ...Но если ты совсем не можешь обойтись без меня, так уж и быть! Я согласен тебе помочь!

"Ты что, цундере?!"

– Постой, Гоэмон, я же еще не говорил, зачем звоню.

– А разве ты можешь звонить по какой-то другой причине?

– А как же Дни Рождения?

– Последний раз твой День Рождения мы справляли в Лувре в Париже, а мой – в Золотом Павильоне в Киото. Или ты вдруг решил что-то отпраздновать без вламывания куда-нибудь?

"Ага! Значит, моя теория про Дни Рождения была верна! И нечего было меня поднимать на смех перед коллегами, моя дорогая президент!"

– Нет-нет! У меня есть план! Самый лучший за всю мою жизнь!

– Хм...

– Постой, не уходи! Мне нужна вся наша команда!

– Но я не могу остаться. Я встретил женщину!

"Что? Ты же не Гоэмон!"

– Что? Ты же не Гоэмон!

– Ой, да кто бы говорил!

"Да, точно. Люпен не лучше".

– Да, ты прав. Я не лучше.

– Ну, вот видишь! Я, наверное, и не припомню всех случаев, когда ты нас бросал ради женщины.

"Да ладно! Люпен бросал вас и не только ради женщин!"

– Да ладно! Я вас бросал не только ради женщин! Я готов помочь кому угодно! Лишь бы человек был хороший!

– Но если у этого "хорошего человека" будут соблазнительные формы, ты поможешь охотнее, не так ли?

"А кто не поможет охотнее?"

– А кто не поможет охотнее?

– Значит, ты меня поймешь и отпустишь.

"Черт, поймал же на слове".

– Черт. Поймал меня на слове, да?

– Угу.

– Слушай, а тебе там напарник не нужен? Может, быстрее управимся и успеем на общий сбор?

– Я уж думал, ты не спросишь!

"А-ха-ха, так я тебя и отпустил! Ты в руках Зенигаты Коичи! Теперь тебе от меня не скрыться! Как и всей вашей шайке!"


Глава 3

Первым делом, придя в себя, Люпен осмотрелся по сторонам. Рядом лежал только один человек в некогда черном облегающем костюме. Ни следа профессора, заключенного или обезьяны не было.

Голова нещадно болела, в ушах звенело, а мочевой пузырь грозился взорваться.

"Сколько же я тут лежал вот так, без сознания?"

Благо, в лаборатории был туалет, поэтому омрачать воображение читателя Люпену не пришлось. Скажем, что с последней из своих насущных проблем он расправился легко и быстро. Звон в ушах все еще путал мысли, но тоже скоро прошел. В общем, уже через пару минут Люпен практически пришел в себя.

Попытка выйти на связь с Джигеном успехом не увенчалась – передатчика в ухе не оказалось. Люпен только понимающе хмыкнул – в такой кутерьме можно и себя потерять, а не только передатчик!

Пришло время изучить то ли тело, то ли труп человека в черном. Сперва Люпен проверил пульс. Сердце билось. Затем он перевернул тело на спину... И не поверил своим глазам – перед ним лежал он сам! Золотисто-серебряный костюм, связка баллончиков с краской и его дремлющее лицо. Люпен уселся в позу лотоса и сильно задумался, насколько он готов поверить в переселение душ, призрак ли он сам, существуют ли доппельгангеры и еще о десятках возможных теорий.

– Люпен... Я тебя... Лю... Пен... Арестую... – промямлило тело Люпена, мигом прервав раздумья вора.

"Значит, это я его переодел! А сам я, что логично, переоделся в Папашу Зенигату! Какой я молодец! Был без сознания, а придумал такой прекрасный ход!"

Люпен кинулся в туалет еще раз. На стене, над маленькой раковиной, висело зеркало, в которое он не удосужился посмотреть сразу. Скоро проверив маску на прочность, он убедился, что даже в бессознательном состоянии он тот еще мастер!

"Надо меньше такое без сознания вытворять. Лишь бы не стать как тот известный спящий детектив из Токио..."
Быстро проверив карманы пальто инспектора, Люпен обнаружил самое главное – билет на самолет во Францию. Видимо, Зенигата не собирался надолго задерживаться в Мордовии, поэтому купил билет обратно на утро следующего дня.

"Ну что ж, раз выпала возможность пошалить, стоит ли себе в ней отказывать?" – усмехнулся Люпен.

И суток не прошло, как он уже переступил порог аэропорта Лион-Сент-Экзюпери. Еще полтора часа, и он уже был дома у Зенигаты. Адрес он всегда знал. Наизусть. Он знал все как о своих друзьях, так и о своих врагах. Он знал, каких женщин мог вытерпеть Джиген, какой техникой любил вышивать Гоэмон, в какие дни с Фуджико нельзя даже шутливо заигрывать, и сколько глав готово в книге Зенигаты "Жизнь и любовь с Арсеном Люпеном Третьим".

Но вот в квартире Зенигаты Люпен никогда не гостевал. Ничего ценного там не было, поэтому и лезть туда было бессмысленно. А все необходимые новости узнавались через жучки на одежде или через бинокль – напротив дома Зенигаты располагался уютный семейный ресторан.

Квартира оказалась однокомнатной и выглядела как место из каталога мебельной компании или порнографической студии. Все на своих местах, но при этом не было ни пятнышка от кофе на столе, ни стоптанных тапочек, ни помятых рубашек на спинке стула, ни даже пролежанного места на кровати! Над кроватью висела одинокая фотография, кажется, сорокалетней давности: связанный и довольный Люпен вместе со счастливо улыбающимся Зенигатой. Люпен хорошо помнил, что уже через десять секунд после этого снимка он успешно выпутался, надел на своего преследователя наручники и, улюлюкая, сбежал в закат.

Кухня была пуста. В выключенном холодильнике хранилась коллекция лапши быстрого приготовления со всего мира, на плите стоял один лишь только чайник, а на столе лежали одинокие палочки и тарелка.

В гардеробе обитала абсолютная грусть: десять практически одинаковых пальто с высоким воротом и десять почти одинаковых шляп.

В квартире радовала глаз только знакомая корзинка с фруктами, возвышающаяся на тумбочке у кровати, будто на пьедестале.

Из иного личного в квартире был только ноутбук, который Люпен поспешил включить. Не ради копания в грязном белье, а для того, чтобы узнать последние новости. Но компьютер был стареньким, поэтому загружался долго.

Не в силах долго стоять на одном месте, Люпен решил, что стоило бы принять душ.

До душа он так и не дошел.

– Что за рожа! Ну что это за реснички? А подбородок? Интересно, а Зенигату Папашей и в детском садике обзывали? Только представлю себе карапуза с его подбородком, так в дрожь и кидает... Хотя реснички чисто женские! Травести?..

Люпен продолжал монолог перед зеркалом вот уже десять минут. Его все больше волновало, почему он надел маску Зенигаты и почему она никак не слезет. Оставалась последняя надежда – горячий душ.

– Вот сейчас смою память о вчерашнем, – довольно промурлыкал Люпен, снимая быстро одежду, – избавлюсь от этой противной рожи с моего личика, и...

Люпен снял трусы и уже собирался юркнуть в душевую кабину, как отражение в зеркальной дверце вселило неподдельный ужас в благородного вора. У него между ногами не оказалось того, что он ожидал увидеть! Точнее, оказалось, но совершенного иного вида! Не родное!

Издав пару булькающих звуков, Люпен потерял сознание и громко рухнул на пол ванной.

Из обморока его пробудил странный, будто из какого-то футуристического унитаза, звук.

– Что это за звук? Скайп?

Не опуская взгляд, Люпен накинул полотенце на причину свежей шишки на макушке, и поспешил в спальню.

– Ох, Папаша, а ты не промах! Никогда бы не подумал, что ты смог подружиться с новыми технологиями! Видео-звонок даже! Кто бы мог подумать! Ну-ка, ну-ка, кто нам там звонит? – Люпен клацнул на кнопку приема вызова.

– О, здравствуйте, мсье Зенигата! Я смотрю, освоение современных технологий продвигается успешно... Сегодня я ждала вашего ответа всего минуту вместо обычных пяти! Неужто запомнили, на какую клавишу нажимать?

– Э-хе-хе, мадам Балестрази, как же я рад вас видеть!

– И я вас, – ответила президент Интерпола и продолжила кокетливо, – особенно в таком виде.

Люпен заметно замялся. В нем боролось желание устроить личную жизнь своего вечного врага и необходимость отыгрывать его правдоподобно. Пятисекундные дебаты внутренних голосов закончились поражением здравого смысла:

– Я могу вам показать больше, мадам Балестрази... – Люпен принял соблазнительную позу перед камерой. – Или мне вас звать просто Мирей?

– Мсье Зенигата! Отставить дергать бровями! – Резкая смена кокетливого тона на командирский ударила по мужской гордости сильнее сапога 42-го размера.

В растерянности Люпен встал по стойке смирно, отдал честь сначала одной рукой, потом другой, и, так и не вспомнив правильного варианта, пустил руки по швам:

– Так точно, мадам!

– Как будто ты со мной впервые общаешь... – президент Интерпола запнулась. Полотенце, прикрывающее интимное место тела Зенигаты, не выдержало резких движений Люпена и решило сбежать на пол. Вместе с занавесом обрушилась и тишина.

– Н... Ннн... Немедленно прикрой это безобразие!

– С удовольствием! Я сам от него не в восторге! Как только увидел, так обомлел от страха!

– Фи, мсье Зенигата! Избавьте меня от подробностей! Лучше расскажите, как прошла встреча с профессором Атамой Варуи?

– Я бы сказал, что по его вине я буквально вне себя от бешенства!

– Неужели его изобретение оказалось обычной пустышкой, как мы того и боялись?

– Эм... Хм... – Люпен все силился понять, какое же у этого профессора было изобретение. Он провел совсем немного времени в лаборатории до ее взрыва, поэтому знал только, что не последнюю роль играло шимпанзе. – Ну, у него была мартышка, две койки... Но не подумайте ничего превратного, мадам Балестрази! Просто потом, – и тут благородный вор вспомнил, что он не обязан ничего выдумывать, – появился Люпен и все испортил!

– Опять он! – со злости президент Интерпола даже стукнула по столу. – И вы его, конечно же, не поймали?

Повисла напряженная пауза. Неожиданно для себя Люпен поймал себя на мысли, что готов придушить эту женщину. Она посмела сразу же усомниться в Зенигате! Не спросила у него "И как прошло задержание?", а сразу пришла к выводу, что у него ничего не вышло! У инспектора, который ловил его, величайшего вора, не одну сотню раз! Кроме него, никто никогда не был так близко к его поимке! Просто дело в том, что он, Люпен, слишком хорош, а не в том, что Зенигата полный неудачник.

– Ладно, мсье Зенигата, можете не отвечать. Лучше скажите мне, как продвигается дело с вашим проектом?

– Проектом?

– Тем, над которым вы бьетесь вот уже месяц в нашем штабе. Вы обещали, что до выходных все будет готово. Столько музеев пошли вам на встречу! Смотрите, не опозорьтесь!

– Так точно! Все готово! Кроме пары моментов, которые я должен проверить самостоятельно. Вы не напомните, где этот мой проект находится?

– Мсье Зенигата, вам этот профессор совсем память отбил? В главном холле нашего штаба!


Глава 4

– О боже, Люпен, откуда ты узнал об этой выставке драгоценностей? Сюда же свезли все самое ценное из всей Франции!

– Когда ты позвонил неделю назад, я решил, что поездка в Лион – просто повод позлить Зенигату. Признаю свою ошибку. Это выглядит как серьезное дело.

– Вот только место меня все же смущает. Вам не кажется, что все это попахивает ловушкой?

– Джиген, да что ты такое говоришь? Это из-за того, что мы в штаб-квартире Интерпола? Какой же из тебя вор, если ты не знаешь, что легче всего спрятаться прямо под носом у врага?

Группа из четырех человек медленно двигалась по выставочному залу, который еще совсем недавно был главным холлом штаб-квартиры Интерпола. Естественно, вся компания преобразилась: блондинка-Фуджико надела летнее платье и шляпу с широкими полями, Гоэмон белую рубашку и красный берет, Джиген белую майку с горизонтальными синими полосами и фуражку морского капитана, а Зенигата одел свое новое тело в пеструю футболку и глупый ярко-зеленый комбинезон. В обычном городе их компания выглядела бы совсем глупо, но вокруг них был Лион – туристический центр юго-восточной Франции. Никто на них и доли внимания не обращал.

Посетителей было совсем мало, охраны и того меньше. Где-то ходила пара отца и сына в одинаковых футболках, где-то праздно шатались сами работники Интерпола, а где-то было совсем пусто, будто все любители прекрасного вымерли. Зенигата радостно потирал руки – ему не пришлось писать письмо-вызов Люпену и заманивать сюда. А теперь, еще совсем чуть-чуть, и вся шайка будет схвачена! Даже такой пустяк, как обмен телами, не остановит его абсолютный план!

Люпен наблюдал за своими друзьями издалека. На нем был неизменный коричневый плащ, а в руках чашка вкусного чая – угощение мадам президент. За неделю он изучил весь план Зенигаты и теперь его волновал один вопрос: "Вытерпит ли Папаша? Дождется ли ночи?"

– О-ой! Как скользко! – донеслось до Люпена.

"Не дождался".

– О-ой! Как скользко! – закричал Зенигата и неуклюже свалился на пол, задев Гоэмона. Хотя удар и сбил самурая с ног, тот сохранил честь, не выдав ни писка. Любой бы восхитился подобной сдержанностью, если бы не отъехавшая из-под него плита пола. В падении Гоэмон задел один из экспонатов, старинную вазу, и вот теперь рухнул в яму, глубиной в два его роста.

– Это все происки Зенигаты! Я так и знал!

– Гоэмон, держись, мы тебя вытащим!

– Не беспокойся, Джиген! Вокруг меня один бетон! Это ничто для моего меча!

Тройки взмахов мечом хватило ему, чтобы за тонким слоем бетона заметить стальной лист. Подобное уже было не по зубам катане Гоэмона.

– Вот мы и встретились вновь, Люпен! – раздался сверху голос Зенигаты. – Ты и твоя шайка... Сдавайтесь сейчас же! Вам отсюда не сбежать, об этом я позаботился самолично!

– Ты смеешь менять мои планы?! Откуда там сталь? – не выдержал Зенигата, который сразу понял, кто к нему вышел. – Джиген, стреляй!

– Но ведь это Зенигата...

– Да не в сердце же! Чашечку ему пробей, что ли!

Выстрел! Осколки фарфора посыпались на пол.

– Да коленную же! Он не хрустальный! Выживет!

– Ну уж нет, Джиген! Я тебя знаю! Ты попадешь! – сорвался с места Люпен.

Выстрел. Еще. И еще один. И еще два.

– Ха-ха-ха! Закончились патроны? Ну, тогда держись! – из-под полы пальто Люпен выудил специальное оружие Зенигаты – наручники на длинном тросе. Первый же бросок просвистел над ухом Джигена.

– Что-то ты мажешь, Папаша!

– Да нет! Прямо в яблочко! – на лице инспектора расплылась широкая улыбка. Кинутый наручник попал в известную картину Рене Магритта. Сигнализация сработала сразу – с потолка на Джигена свалилась клетка. Гранитные плиты пола заметно треснули от тяжести. – Стальные стены и бронированное стекло! Такое так просто не прострелишь!

– А стекло-то откуда? Решетки бы хватило! – заорал Зенигата в теле Люпена.

– Фуджико! – Люпен будто не замечал возмущений Зенигаты. – Ах ты, кошка-воровка! Куда лапки тянешь?

Воровка, желая воспользоваться ситуацией, быстро добралась до стенда с золотыми украшениями и тянулась к прекрасному. Услышав голос Зенигаты, она машинально дернула руку к самому красивому колье, за что и поплатилась. Из-под стенда на нее накинулся рой насекомых.

– Это особая африканская моль! Не бойся, они тебя не съедят!

Всего пара секунд танцев с криками отвращения, и на девушке не осталось ни нитки. Насекомые разлетелись, а сверху на опозоренную воровку упала сеть.

– Люпен! Это еще что такое?! – взревел Зенигата.

– Папаша, чем ты в этот раз недоволен? Я же оставил твою идею с сеткой! – невинным голосом ответил Люпен.

– Ты зачем на нее моль натравил?!

– А разве она без одежды не выглядит красивее? Хи-хи!

Пара заклятых врагов еще долго могла сходиться все ближе и пререкаться все громче о внесенных изменениях в планы Зенигаты, но тут на них накинулась обезьяна в голубой футболке. У нее в лапах было по проводу: один она ловко прикрепила крокодилом к мочке Люпена, а второй – к носу Зенигаты.

– У-ук! – скомандовала она своему напарнику, подозрительно знакомому мужчине в такой же голубой футболке.

У мужчины в руках был большой рюкзак, из которого выглядывал рычаг с красным наконечником. Всего одного нажатия было достаточно, чтобы всю компанию из двух мужчин и одного шимпанзе ударило током, а остальных озарило ослепительной вспышкой.

В этот раз Люпен и Зенигата очнулись одновременно.

– Просыпайтесь, мсье Зенигата, мсье Люпен.

Головы болели у обоих. Также у обоих звенело в ушах. Но в этот раз они не стали отвлекаться на подобные мелочи. Первым делом они посмотрели друг на друга: Люпен увидел перед собой Зенигату, а Зенигата – Люпена.

На глазах инспектора выступили слезы счастья: мало того, что он вернулся в собственное тело, так еще и перед ним Люпен! Как подарочек на Рождество! Только протяни руку за наручниками...

Но Люпен сообразил быстрее и бросился обнимать Зенигату:

– Папаша! Мы снова мы! Чмок! Чмок! Чмок!

Сбежавшиеся работники Интерпола ахнули от тройного поцелуя – в одну щеку, во вторую щеку, и финального – в губы! Ахнули все, кроме мадам Балестрази. Стойкая женщина подавала всем пример спокойствия и самообладания. И только тонкая полоска крови предательски стекала из левой ноздри.

– Приятно видеть, что я оказался прав, мадам Балестрази. Не зря вы так радовались его голому телу, но проигнорировали мои заигрывания! Ой, не зря! – Люпен счастливо засмеялся во весь голос, достал из кармана пальто Зенигаты небольшой шарик и со всей силы бросил его о пол. В считаные мгновения весь зал окутал непроглядный дым. В этот же момент со всех сторон раздался голос Люпена:

– Как видите, Папаша Зенигата успешно схватил всю нашу компанию, и даже я был у него практически в руках! И это далеко не первый или последний раз! Ни у кого из вас или ваших коллег ничего даже отдаленно удачного не выйдет! Мадам президент! Мирей! Я обращаюсь к вам и всему Интерполу! Инспектор Зенигата Коичи – единственный, кто сможет поймать меня, Арсена Люпена Третьего!

Когда дым развеялся, весь зал представлял собой монумент полицейской неудачи: каждый работник Интерпола посчитал необходимым кинуться за преступником в непроглядную завесу и набить пару тумаков своему коллеге. Не сдвинулись с места только мадам Балестрази и инспектор Зенигата. Всей банде Люпена удалось скрыться.


Эпилог 1

– "Я работал у профессора Варуи ассистентом. Он хотел заключать всех преступников в тела животных. Технология была опасна. Я об этом ему сказал. Он использовал меня в эксперименте при инспекторе. Эксперимент прошел успешно, но эффект оказался перманентным. Вы с инспектором смогли поменяться обратно телами, потому что ваш случай произошел в уже не лабораторных условиях. Обычно случается наоборот. И да, если вам вдруг интересно, профессор Атама Варуи умер от сердечного приступа – не выдержал напряжения. Мы его уже похоронили".

– Бедная обезьянка!

– "Когда нам не удалось обменяться телами обратно, я решил, что мы должны попробовать вернуть Люпена и инспектора в их собственные тела. Я изучил жучок, который из меня вышел на следующий день после эксперимента, и смог отследить обратный сигнал прямо до Лиона. Так я вас и нашел".

– Несмотря на все невзгоды, ты сделал хорошее дело! Хороший шимпанзе! Нет никого честнее тебя!

– Да, спасибо, мартышка. Я у тебя в долгу. Что? Ты еще что-то написал? А ну-ка... "Я не шимпанзе и не мартышка. У меня имя есть".

– Точно! Я же слышал по передатчику! Вспомнил! Ты же Вадим!

Шимпанзе написал еще несколько слов в блокноте:

– "Я не знаю почему, но мое имя не нравилось профессору Варуи. Я не Вадим. Я Игорь".


Эпилог 2

После публичного выговора Зенигату ждали радостные новости о повышении, а затем спонтанное празднование его "почти успеха".

В свою квартиру главный инспектор Интерпола вернулся поздно. Это место для него всегда было просто спальней. Но в этот раз с кухни доносился приятный запах – остывшая, но очень аппетитная паста с говядиной. На кухонном столе стояла ваза с яркими цветами. В жилой комнате на стенах висело два десятка фотографий с его прошлых дел: он с каждым членом банды Люпена по отдельности и со всей их компанией вместе. "Когда только успевали снимать?"

На тумбочке, вместо корзины с фруктами, лежала записка с фирменной рожицей Люпена вместо подписи: "Добро пожаловать домой".

Естественно, все фотографии, кроме его собственной, цветы и записка сразу же полетели в мусорное ведро. Но пасту бравый главный инспектор Интерпола все же съел.








@темы: ФанФикшен

Комментарии
2016-04-17 в 18:43 

Я с этой работы угорала в голос! Особенно Джигеново "золотце"!)) Слушайте! Если есть интерес и желание, могу предложить вам Фикбук - самый большой и главный сайт для русскоязычных авторов)) Я не требую, не настаиваю - просто предлагаю

URL
   

Lupin III

главная